Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Я сошла с ума, как с поезда, и дальше
Вдоль по насыпи бреду себе в бреду.
Жизнь, когда-то обвинённая мной в фальши,
Оказалась настоящей — на беду.

Огляделась — кто я? где? — ни мысли дельной,
Верно, стоило спросить проводника…
Вижу рельсы, что совсем не параллельно
Поднимаются куда-то в облака.

За спиной же — оборачиваюсь — шпалы,
Словно дней моих безликие тома…
Я давно их перечитывать устала
И на станции сошла. Сошла с ума.


Ну и если кому-то интересно, что я за зверь такой:
vk.com/le_papillon_e_m
Если кто-то желает плюнуть в меня ядом:
www.formspring.me/papillon174
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:32 

О гололёде, филологических развлечениях и современном русском языке

"Бояться иронии - значит, страшиться разума" С. Гитри
В воскресенье на наш слегка ошалевший от тридцатиградусных морозов город неожиданно свалилась новая напасть. Напасть называлась оттепель и первоначально была встречена бурной радостью изрядно замёрзших горожан. На сердце становилось легко и радостно от мысли, что на парах больше не придётся сидеть, закутавшись в пуховик, а на переменах выходить греться в коридор, где ввиду отсутствия окон было на порядок теплее, чем в аудиториях. Но уже в воскресенье вечером, обнаружив, что с неба капает что-то, подозрительно напоминающее дождь, я усомнилась в том, что оттепель в декабре - это настолько уж прекрасно.
узнать, почему это так

@настроение: Рабочее :)

@темы: будни сумасшедшего филолога

12:46 

"Бояться иронии - значит, страшиться разума" С. Гитри
Хочу просмотреть свою запись, а на экране любезно отображается: "Такого дневника не существует". Хм, может быть, я призрак?:ghost: :hmm: Впечатлилась.
*тоскливо* Ну почему я такая невезучая? У меня сегодня четыре раза зависал компьютер. Я случайно стёрла пол курсовой работы. Игра, которую я хотела установить на компьютер, категорически отказалась устанавливаться. Ну и плевать. Пойду почитаю "Домби и сын". :winnie:

@темы: леди Катастрофа

09:38 

"Бояться иронии - значит, страшиться разума" С. Гитри
Вообще-то, я малину люблю. Очень даже. А вот тех, для кого эта малина не только еда, но и дом родной, недолюбливаю. Не потому, что у меня инсектофобия — я не кисейная барышня, меня жучками-паучками не испугаешь — а потому, что как-то сомнительно, съедобны ли все эти твари дрожащие и как понравится моему хрупкому организму дикий белок. Вот недавно сижу, никого не трогаю. Одним глазом в корректуру смотрю, другим в окно, а на малину глаз не хватило. Не Аргус, увы. И тут боковым зрением замечаю в тарелке что-то такое... этакое... То ли жук, то ли клоп какой — захлебнулся, бедолага. Лапки на груди скрещены — хоть сейчас хорони. Нормальная барышня аккурат в этом месте бы и завизжала. Но у меня корректура незаконченная, и вид из окна, опять же, так и прельщает, а с такими исходными данными в нормальные барышни не записывают. Я это невинно убиенное чудо природы в сторонку отодвинула и дальше есть продолжила. Но осадок-то остался. И теперь нет-нет, да и взгляну одним глазком на то, что тянет рука ко рту. А так как тот глазок, который созерцает заоконный пейзаж, отрываться от своего занятия не желает категорически, вся тяжесть работы падает на глазок, устремлённый в корректуру. А ему крайне несподручно одновременно оглядывать и то, и другое. И так как я к разного рода инсектам отношусь трепетно и кушать их из гуманности не желаю, страдает корректура. Отодвигаю бумаги в сторону и сосредотачиваюсь на основном занятии. Основное занятие, как ясно из моей лентяйской натуры, вовсе даже не выискивание ошибок в тексте, а разглядывание малины на предмет нахождения в ней разного рода белковых продуктов, рецептом не предусмотренных. А так как глаз у меня посредством чтения безграмотных авторов натренирован на всякого рода казусы окружающей среды, я эту живность до поры до времени вылавливала на раз-два. А потом вдруг охотничий азарт мой разом пропал. И не потому, что мне вдруг надоела занимательная энтомология, а потому, что стала она, на мой непросвещённый взгляд, слишком уж занимательной.
Если выразиться совсем просто и без изысков, из очередной ягоды на свет Божий выползло Нечто. Нечто имело вид чего-то белого, лохматого и такого откормленного, что я разом пересмотрела свои взгляды на пользу ягодной диеты. При этом где-то в уголке сознания мелькнула на мгновение совершенно несвоевременная мысль, что скоро Это превратиться в красивую бабочку, к которым я всегда была неравнодушна. Пожалуй, только это кратковременное просветление спасло жизнь лохматому созданию. Заодно это спасло мою корректуру от печальной участи стать орудием убийства.
Так как звание кисейной барышни мне всё ещё претило, визжать я не стала. Но в остальных вопросах моё чувство собственного достоинства принципиальности не проявляло, посему осквернённая присутствием насекомого ягода полетела в угол прежде, чем я успела сообразить, что делать этого не следует.
Лирическое отступление.
Полуэкзотический и полукороткошёрстный кот Бася пребывал в прекрасном настроении. За окном чирикали аппетитного вида птицы, в открытую форточку задувал прохладный ветерок, а случайно оказавшийся рядом хозяйский кактус отлично зарекомендовал себя в качестве чесалки для усов. Бася блаженно жмурился и даже сделал попытку напеть себе под нос какой-то легкомысленный мотивчик, но тут произошло нечто совершенно неожиданное.
В сторону Баси полетело что-то маленькое и красное, на котором восседало что-то ещё меньшее и белое. Опытным взглядом охотника Бася охарактеризовал мелкое и белое как потенциальную добычу, а потому решил поймать такой подарок судьбы ещё на подлёте. К сожалению, авиатор из Баси был посредственный. Собственного ускорения не хватало, да и манёвренность в воздухе была нулевая. Поэтому Бася, так и не состыковавшись с летящей малиной, приземлился всеми четырьмя, как и положено, лапами прямо на спинку кухонного диванчика, а именно на то широкое место, где недальновидная хозяйка держала художественно расставленные сувениры. Не удержавшись на скользкой спинке, Бася с грохотом свалился вниз, попутно увлекая за собой:
1. Кошку гипсовую псевдодревнеегипетскую, 1 шт.
2. Кошку мраморную, 1 шт.
3. Песочные часы сувенирные, 1 шт.
Громкий хозяйкин вопль, состоящий частично из разных производных от Басиного имени, частично из слов, которых культурным котам, так же, как и культурным хозяйкам, знать не положено, ознаменовал собой окончание периода прекрасного настроения. Бася молниеносно осознал это и от греха подальше скрылся под ванной прежде, чем хозяйка успела вскочить из-за стола.
Конец лирического отступления.
К моему несчастью, любая относительно экстремальная ситуация повергает меня в ступор. Никаких осознанных действий я совершать не могу и превращаюсь в меланхоличного завсегдатая кинотеатров, разве что для полноты картины мне не хватает попкорна. Поэтому фееричный Басин полёт я наблюдала в довольно удачном ракурсе, а вот сделать ничего не смогла. Вот тут-то пора вознести хвалу моему выбору сувениров для украшения кухни. Ни сувенирные часы из оргстекла, ни тяжеленный мраморный котяра, ни даже хрупкая на вид гипсовая кошка с длинной жирафьей шеей в падении не пострадали. Однако некое предубеждение к малине появилось. Ну его, этот фруктово-ягодный образ жизни, пойду лучше котлет пожарю.
P. S. А гусеница оказалась крепкой и несгибаемой натурой, и через полчаса после описываемых событий я обнаружила её в цветочном горшке как ни в чём не бывало подбирающейся к кактусу. И до того родственную душу почувствовала я в этом несдающемся насекомом, что тут же решила: губить данного конкретного представителя живой природы я не буду. Назову Фроськой и стану кормить капустными листьями. Может, превратится всё-таки в бабочку, а бабочек я с детства люблю и уважаю…

09:56 

"Бояться иронии - значит, страшиться разума" С. Гитри
***
Солнце натягивает одеяло
До подбородка. А кран не закрыт.
Дождь проливается мало-помалу:
Солнцу пора обустраивать быт.

Эх, пригласить бы сантехника-лето,
Кран починить — может, станет тепло?
Солнце-соседа призвать бы к ответу:
«Ты тут зеваешь, а нас залило!»

Солнце вздохнёт, не вставая с постели:
«Кто разбудил меня? Что у вас тут?»
Глянет лениво: «Как все надоели!
И поболеть-то уже не дают!

Грели вас, баста! Теперь — на леченье.
Хоть на три дня — да улягусь в кровать!
Улицы ваши — потом, к воскресенью —
Высушу, выглажу… Дайте поспать!»

@темы: СтихиЯ

12:27 

"Бояться иронии - значит, страшиться разума" С. Гитри
Жара... Как много в этом слове!
На самом деле, я всегда любила ходить по магазинам. Но сегодняшний променад - кажется, перебор даже для опытного шопоголика. В руках по сумке, на плече - сумка, на шее бусы, чтобы в случае чего быстро и качественно удавиться, разве что не хватает сумки в зубах и надписи на лбу - "Умирающий лебедь. Кормить и гладить запрещается". Правильно, я хоть и лебедь, но пальцы в случае чего могу откусить запросто. Я довольно-таки зубастый лебедь. Этакая помесь с археоптериксом.
Примерно на середине пути я малодушно решила умереть под ближайшим кустом. Потом меня потянуло на подвиги, и я героически решила донести продукты до дома и там уже умереть.
Уже дома я сообразила, что на миру и смерть красна, и потому села за компьютер, в непосредственной близости от чудесного изобретения под названием "кондиционер". В результате чего помирать мне расхотелось, зато захотелось остаться в этом чудесном месте навечно. Ну, или хотя бы до октября.
Но если корректура - занятие вполне возможное и в домашних условиях, то продукты в доме по-прежнему не материализуются даже после длительных молитв на "Книгу о вкусной и здоровой пище". И если бы не мой сегодняшний подвиг, в нашем доме на обед был бы провод от компьютера, политый лимонным соком. С ковриком для мышки в качестве гарнира.
Ушла дожаривать провод и ждать, когда наступит любезная моему сердцу прохлада ;-)

@темы: будни сумасшедшего филолога

07:10 

Как le papillon кровать собирала

"Бояться иронии - значит, страшиться разума" С. Гитри
Эта история началась с того, что я и мой добровольный носильщик, а по совместительству — близкий приятель Д. вернулись домой из магазина, нагруженные разного рода поклажей не хуже караванных верблюдов.
— У-ф-ф! Ну ты и горазда делать покупки! — тяжело дыша, проговорил Д., бесцеремонно бросив в угол особенно тяжёлый пакет. В пакете что-то жалобно звякнуло. Так как в перечне моих приобретений не значилось ничего, способного издавать такие звуки, я насторожилась, но тут же отвлеклась на очередную реплику Д.
— Пусть тебе твой Н. сумки таскает!
Я терпеливо объяснила, что мой Н. находится в очередном вояже по Европе и вытащить его оттуда даже ради такого знаменательного события, как поход со мной по магазинам, будет весьма проблематично.
— Ладно, эксплуатируй, пока я добрый! — великодушно разрешил Д. — А я пойду домой, пока ещё не нажил с тобой грыжу.
У меня возник вполне логичный вопрос, куда отправится Д., если всё-таки эту грыжу наживёт, и не намерен ли он в таком случае поселиться у меня, но я была поглощена другой проблемой и потому промолчала.
— А у меня кровать не собрана, — пожаловалась я. — Вот уже неделю как куплена и не собрана.
— Не дрейфь, Леська, что-нибудь придумаем! — успокоил товарищ и удалился, на прощание покровительственно похлопав меня по плечу.
— Вот и вся помощь! — ворчливо пробормотала я и начала разбирать сумки.
За этим занятием меня и застал громкий и требовательный стук в дверь.
От неожиданности я уронила на пол коробку с тортом, помянула недобрым словом свои обширные социальные связи и посмотрела в глазок.
На площадке маячили два давно не бритых типа с мрачными физиономиями, наводящими исключительно на мысли о непочтении данных типов к Уголовному кодексу.
— Кто там? — спросила я, как мне казалось, вполне строгим голосом.
Впрочем, тут же стало ясно, что вместо строгого голоса до визитёров донёсся какой-то мышиный писк.
— Мы — мастера! — гордо заявил один тип, пониже, старательно улыбаясь в глазок.
Хищная улыбка подсказала мне, что квалификацию этот мастер приобрёл отнюдь не в цехе у станка.
— Какие мастера? — упавшим голосом спросила я, мгновенно вообразив себе матёрого домушника с набором отмычек и ломом за пазухой.
— Кровать собирать будем, — нехорошо ухмыльнулся второй тип и зачем-то продемонстрировал мне здоровенный перфоратор.
«Точно, мастера, — обречённо подумала я. — Работники ножа и топора».
— Открывай, хозяйка, у нас времени мало! — раздалось из-за двери.
— Не открою! — героически пискнула хозяйка. — Уходите! Я сейчас полицию вызову!
— Придурочная хозяйка, — осуждающе заметил первый тип. — Вы лучше приятелю своему позвоните. Это он нас позвал. Мы кровать пришли собирать.
— Какому приятелю? — при упоминании кровати я окончательно разъярилась и теперь изъяснялась тоном, близким к шипению разбуженной в недобрый час кобры.
— А такому приятелю, который Д., — почти вежливо ответили мне. Естественно, я тут же вняла этому дельному совету и мгновенно набрала номер друга, причём отнюдь не с целью философской беседы о погоде.
Позже Д. рассказывал, что мои реплики отличались удивительной эмоциональностью и лаконичностью.
— Какого чёрта! — заорала я в трубку. — Какого, я тебя спрашиваю, чёрта!
Ошеломлённый столь бурным проявлением чувств, друг сумел добиться от меня более осмысленной речи далеко не сразу.
— Кого ты ко мне подослал? — с трудом оставив тему нечистой силы, поинтересовалась я.
— Как кого? — искренне удивился Д. — Рабочих, чтобы кровать собирать. Нормальные, вроде, ребята, они у наших соседей ремонт делают.
— Спасибо тебе, дорогой Д., за заботу! — язвительно проговорила я. — Век тебе этого не забуду!
Д. не успел выяснить причину столь пылкой благодарности, потому что я повесила трубку.
Найдя объяснение внезапному визиту мрачных типов, я снова прильнула к глазку, оценила габариты нежданных гостей и, обречённо вздохнув, открыла дверь.
— Ну, здрасьте, хозяйка! — угрожающим тоном произнёс здоровяк с перфоратором.
«Всё, капут, — пронеслась у меня в голове трагическая мысль. — Убьют и закопают мои бренные останки в горшке с фикусом».
«Погиб поэт, невольник чести!» — съехидничала я-человек.
«Я памятник себе воздвиг нерукотворный», — вяло огрызнулась я-автор.
На этом поэтическую дискуссию пришлось завершить, ибо уголовного вида мастера явно ждали от меня реакции на приветствие.
— З-з-здрасьте… — прозаикалась я, отступая вглубь квартиры.
— Да Вы не бойтесь, — проявил редкостную проницательность мастер пониже. — Мы не кусаемся.
— Гы-гы! — подтвердил его шкафообразный напарник.
Я внезапно сообразила, что фикуса у меня нет, и склоняться над моей уединённой могилой на манер лермонтовского дуба будет разве что какой-нибудь из моих многочисленных кактусов.
Мысль эта была до того печальной, что я горестно вздохнула и неодобрительно покосилась на кактусы. Вопреки ожиданиям, кактусы от моего взгляда не завяли.
— Ну, куда проходить? — угрюмо спросил верзила, оглядев наш тесный коридор и не обнаружив в нём никаких намёков на требующую сбора кровать.
— Туда, — робко сказала я, указав рукой в сторону нужной комнаты и прикинув, нет ли там каких-нибудь особо ценных вещей, дабы не искушать судьбу в лице свалившихся мне на голову мастеров. Однако ценнее громоздкого телевизора был только забытый в кресле справочник Розенталя, польститься на который мог разве что обезумивший филолог вроде меня. Однако, памятуя последний визит кафельщиков, закончившийся утратой особо ценного динамофонарика и лампочки в 40 ватт, справочник я всё-таки унесла на кухню.
разумеется, так как речь шла обо мне, история на этом не закончилась

@темы: будни сумасшедшего филолога

17:54 

"Бояться иронии - значит, страшиться разума" С. Гитри
Мысль о вопиющей несправедливости этого мира настигла меня возле кассы супермаркета. Собственно говоря, место было совершенно неподходящим для такого рода открытий, так как роптание очереди за моей спиной отнюдь не располагало к философским размышлениям, а, напротив, побуждало как можно скорее забрать покупки и освободить место для следующего желающего расстаться со своими финансами во благо вкусной и значительно реже здоровой пищи. Однако я всегда обладала похвальной способностью в любой момент отключаться от окружающей действительности, как мой ноутбук, который немилосердная хозяйка в очередной раз забыла поставить на зарядку.
Итак, моя связь с реальностью оборвалась в тот драматический момент, когда я осознала, что вес купленных продуктов никак не совпадает с моими физическими возможностями.
К любому нормальному человеку это понимание пришло бы ещё на стадии выбора товара. Однако я уже успела расплатиться за покупки, и потому призрачная надежда хоть раз в жизни побыть нормальным человеком ехидно усмехнулась и в полном соответствии с традициями русской классической литературы растаяла, как сон, как утренний туман.
а чего ещё можно ожидать от le papillon?

@темы: будни сумасшедшего филолога

11:59 

"Бояться иронии - значит, страшиться разума" С. Гитри
Нашла на компьютере фотографию одной из разновидностей гало - так называемого "солнечного столба".
Первый раз мне удалось не только увидеть что-то подобное, но и успеть это сфотографировать.

18:15 

"Бояться иронии - значит, страшиться разума" С. Гитри
Надо признаться, я ужасно не люблю готовить. Нельзя сказать, что обычно кулинария во всех ее проявлениях так уж отягощает мой быт, но странное желание моей семьи хотя бы изредка питаться чем-то кроме сомнительных как по качеству, так и по пищевой ценности полуфабрикатов, неизменно побуждает меня отставить в сторону ноутбук и принести свое свободное время, а также разнообразные продукты питания в жертву Великой электрической плите.
Впрочем, мои жертвы обычно не отличаются разнообразием, и, будь моя плита на самом деле скорым на расправу божеством, за котлетно-макаронные подношения на голову горе-кулинарки уже давно было бы ниспослано какое-нибудь короткое замыкание или чем там положено карать нерадивых хозяек.
Но божество плиты на удивление лояльно относится к моим кулинарным экспериментам. Единственное блюдо, которое по непонятной причине попало в немилость — это самая что ни на есть банальная яичница. Собственно, именно с нее и начинается моя история.
История

@темы: будни сумасшедшего филолога, леди Катастрофа

13:40 

Покаянное

"Бояться иронии - значит, страшиться разума" С. Гитри
Я не способна к какой-либо систематической деятельности. Вот, например, совсем забросила дневник. И не потому, что, паче чаяния, померла или жизнь моя столь бедна и невыразительна, что мне не о чем рассказать широкой общественности. Я лентяйка, да. Но я исправлюсь :)

13:21 

"Бояться иронии - значит, страшиться разума" С. Гитри
Зачем люди пишут стихи?
Нет, не так. Зачем пишут стихи те люди, которым это... как бы это помягче выразиться... Ну, вот, например, у меня голос, как у Фаринелли. Натуральный Фаринелли, к которому подошли с ножницами и нехорошо так посмотрели. "Ииии, я и без ваших варварских методов пою лучше всеееех!!!" Вру, конечно. Если бы у меня был голос, как у Фаринелли, я бы не работала корректором. Я бы на сцене выступала и этак свысока на всех поглядывала, а в сервантах по всей стране стекла бы дребезжали от моего колоратурного сопрано. А у меня не так. От моего пения соседи заикаются и косо смотрят: пошто, мол, животинку мучаете? Так вот, я петь стараюсь пореже. Шепотом. Время нынче нервное, людей беречь надо, у них и так финансовый кризис и Эйяфьятлайёкудль извергается. На сцену не лезу, в интернете записи своего великолепного фальцета не выкладываю.
Патамушта не дано.
А со стихами все не так.

@темы: мизантроп и я

14:19 

А можно я порыдаю?..

"Бояться иронии - значит, страшиться разума" С. Гитри
Людииии! Мой дневник вообще кто-нибудь читает? Или мое красноречие пропадает даром?.. :(

18:24 

"Я не пью. Пью, но мало. Много, но не я" (с)

"Бояться иронии - значит, страшиться разума" С. Гитри
А хотите, я расскажу вам страшную историю моего позора? ;-)
Это было. Было в июле

@темы: леди Катастрофа

09:33 

"Бояться иронии - значит, страшиться разума" С. Гитри
На границе солнца и пустоты,
Где холмы облакам подставляют щёки,
Мир значительно больше, чем "я" и "ты",
Мысль значительно глубже в сплошном потоке

Неозвученной речи. Письмо в "куда"
По столу отстукиваю устало...
Так звучит негаданная вода
Проскользнув по высохшему каналу.

Так слова прорываются сквозь гортань,
Тянут гласные - пытка похлеще дыбы,
Так стихи распахивают грань
Расстояния, требующего - выбыть.

@темы: СтихиЯ

09:55 

Продолжение страшной истории моего позора ;)

"Бояться иронии - значит, страшиться разума" С. Гитри
10:36 

Нытьё))

"Бояться иронии - значит, страшиться разума" С. Гитри
Я возмутительно обленилась, пишу в дневник литературно обработанные воспоминания о лете вместо того, чтобы запостить что-нибудь эпическое о судьбах мира или хотя бы отдельно взятого несчастного человечества, которому, если верить предсказаниям майя, и так немного осталось. А потом ка-а-а-к прилетит какой-нибудь астероид, и все. "История прекратила течение свое", как писал незабвенный Салтыков-Щедрин. И ни тебе прижизненного признания, ни, на худой конец, посмертной славы. А я, знаете ли, автор молодой и перспективный, я еще не написала грандиозный труд всей жизни. Я даже еще не выпустила вторую книжку. Куда там! Я еще даже диплом не получила. Так и помру недоучившимся филологом. Мне тут майя, понимаете ли, всю малину портят.
Майя, конечно, хорошо. Их теперь ни книжки, ни дипломы не интересуют. И вообще, я в своей жизни не видела ни одного, даже самого завалящего представителя этой славной цивилизации. То есть конец света-то они предсказали и предусмотрительно ушли в мир иной, дабы не принимать участия в накликанном безобразии.
А у меня в 2012 году наступил конец света локальный. Причем такой, что встречать его следовало ударными темпами работы, и никаких тебе благородных страданий по поводу несовершенства бытия.
Конец света по недоразумению назывался "практика".
Концу света глобальному предшествовал конец света локальный, под названием "работа".
640 страниц корректуры. Это, конечно, было замечательным подарком к старому Новому году, но почему-то в комплекте не прилагалась ни дополнительная пара глаз, ни еще одна рабочая рука, ни даже парочка бонусных часов к суткам.
Впрочем, необходимость испробовать себя в роли преподавателя дисциплины "русский язык и культура речи" волнует меня куда больше. И не потому, что у меня как-то не сложились отношения с русским языком или, упаси Бог, с культурой речи. Просто я до сих пор не до конца уверена в том, что студенты по достоинству оценят столь юное и прекрасное создание, как я, единственным недостатком которого является стойкая неприязнь к педагогике, методике преподавания и прочим жизненно важным дисциплинам.
Но о том, оправдались ли мои опасения, я узнаю только в понедельник на своей первой в жизни лекции.
А пока сижу сочиняю речь, достойную лучших ораторов древности. В всяком случае, Цицерон явно был бы доволен тем, как я произношу "O tempora, o mores!" с легким южно-уральским прононсом...

@темы: будни сумасшедшего филолога

12:32 

"Бояться иронии - значит, страшиться разума" С. Гитри
Хотела сказать, что я чувствую себя почти как Песталоцци, Макаренко и Сухомлинский в одном лице, но я сильно сомневаюсь, что выжатый лимон имеет нечто общее со знаменитыми педагогами.
Я начинаю понимать, что сподвигло П. И. Пидкасистого выдать гениальную фразу: "Учебник должен учить ученика учиться". Лично я после двух пар тоже испытываю некие затруднения с подбором синонимов и вообще помню только то, что: а) меня зовут Языковые нормы; б) Елена Сергеевна - явление историческое. То есть наоборот, но вы меня поняли.
А аудитория ничего, спокойная. Впрочем, вполне возможно, что они просто до сих пор не видели такой забавной говорящей зверюшки или их до глубины души потряс мой парадно-выходной макияж и новая помада в тон глазам, скромно алеющая в полумраке коридора...
под катом фото

@настроение: je suis fatigué

@темы: будни сумасшедшего филолога

Записки сумасшедшего филолога

главная